Новый год в медвежьей берлоге

14 марта 2012


Наиболее яркое воспоминание детства — встреча Нового 1962 года в медвежьей берлоге в сибирской тайге. Случилась эта невероятная история, которая могла закончиться вполне трагически, так.

Жили мы тогда с моими родителями в городке Абане (Красноярский край, Россия). Я учился в первом классе. Возраст как раз такой, когда все интересно узнать, все успеть посмотреть, всюду побывать.

29 декабря 1961 года мы с отцом и матерью поехали в одно из сел к знакомым отца, а 30-го должны были вернуться обратно. Там я познакомился с двумя местными ребятами, можно даже сказать, подружился.

Переночевав с родителями у знакомых, я 30-го утром пошел вместе с мальчишками в магазин за хлебом. Купили 4 «кирпича», а потом ребята говорят, пошли, мол, в тайгу за елкой. Я, конечно же, согласился, подгоняемый скорее мальчишеским интересом и веселым настроением компании, чем здравым смыслом.

Ходили мы долго, высматривали хорошую елку и в итоге заблудились. Дороги обратно, естественно, никто не помнил, шли в ту сторону, где, как нам казалось, должно было быть село. Потом выяснилось, что мы дважды пытались выйти и дважды уходили в тайгу.

Нашли нас военные в ночь с 1-го на 2-е января километрах в 18 от этого села. Двое суток мы прожили в медвежьей берлоге. Медведя, наверное, за несколько дней до нашего посещения его жилища убили охотники.

Хорошо, что мы спели хлеб купить, прежде чем двинуться в лес. Он нам очень помог, к тому же у нас были еще топор и спички. Две ночи сидели в берлоге. Помню, как костер разжигали, как ели хлеб.

Жители села после нашего «путешествия» нам говорили, что мы в рубашках родились, и до ста лет теперь будем жить. Я почему-то хорошо запомнил эти слова. В следующем году узнал, что один из моих товарищей утонул в Енисее, а еще через год — второй чем-то отравился. Так что, из этой тройки остался только я один.

Вот вам и «рубашки»…